Построить, а потом продать – не выгодно?

Содержание
  1. В отличие от застройщиков коттеджных поселков «индивидуалы» гораздо мельче как игроки.
  2. Конкуренция с коттеджными поселками — одна из скрытых пружин развития рынка домов от частных застройщиков.
  3. Место под солнцем
  4. Минимальный входной билет на рынок частного девелопмента сегодня оценивается примерно в 100 тыс. долларов.
  5. Общение с риэлтерами и девелоперами позволило определить несколько групп частных застройщиков, имеющих разные стратегии на рынке.
  6. Опытные девелоперы знают подноготную многих участков и, как правило, имеют выходы на перспективную землю.
  7. Пожалуй, самая интересная категория застройщиков — «белые воротнички».
  8. Сегодня в подмосковье дома на продажу возводят сотни, если не тысячи частных застройщиков.
  9. Есть и «близкие к администрации» доверенные лица чиновников, на которых регистрируются вновь выводимые земельные участки.

В отличие от застройщиков коттеджных поселков «индивидуалы» гораздо мельче как игроки.

Они не стремятся к созданию брендов, не имеют пиар— и рекламных бюджетов. Более того, они избегают всякой публичности. Из десятка найденных нами частных застройщиков только треть пошла на контакт, и лишь один из них не скрывал своей фамилии.

При этом «индивидуалы» представляют собой весьма серьезную силу. Пару лет назад одна крупная девелоперская структура не стала покупать хороший земельный участок к северу от Москвы под строительство поселка. «Там работает господин N, у которого связи с администрацией, лучшие земли, много начатых проектов, — пояснили в компании. — Мы с ним конкурировать не будем».

«Я знаю частных застройщиков с отличной репутацией в узких кругах, которые возводят по 20–25 домов в год, — говорит Жанна Щербакова. — В отдельных сегментах доля “индивидуалов” велика. К примеру, на Рублевке нет больших массивов земли под застройку, а значит, она мало интересна для крупных игроков. Зато частным застройщикам вполне хватает небольших земельных участков на два-четыре дома».

100 тысяч — и добро пожаловать!

На бумаге проект девелопера выглядит очень просто: «купил землю — подвел коммуникации — построил дом — продал». Причем Рублевка — не единственное место, где возводят дома частные застройщики. Они успешно действуют во всех сегментах — от самого элитного до экономкласса.

Конкуренция с коттеджными поселками — одна из скрытых пружин развития рынка домов от частных застройщиков.

Сегодня коттеджи от индивидуалов стоят в среднем на 30–40% дешевле аналогов в поселках, и это ценят покупатели. Несколько различна и экономика частников и застройщиков поселков. У индивидуалов намного короче срок реализации проекта (год против двух-четырех) и часто ниже себестоимость: застройщики поселков вынуждены тратить большие деньги на подведение магистральных сетей.

Однако рынок меняется, и разница в ценах со временем играет все меньшую роль: покупатели активно разворачиваются в сторону централизованных поселков. «Поселки давят частников. Будущее, несомненно, за поселками с единой концепцией, охраной, службой эксплуатации, общей инфраструктурой: покупатели хотят комфорта и безопасности. Все хотят жить цивилизованно», — говорит застройщик Андрей, сам, между прочим, купивший дом в централизованном поселке.

«Мой единственный неудачный опыт строительства коттеджа был связан с хаотичной застройкой типа “Шанхай”, пусть и находившейся на Рублевке, в престижном месте, — рассказывает один из застройщиков. — Там я с трудом вернул затраченные средства. Теперь буду строить либо в коттеджных поселках, где продают землю без подряда, либо в стародачных местах. В деревни, “поля” и “шанхаи” я больше ни ногой!»

Место под солнцем

Кажется, что строить коттеджи на продажу — прибыльный и несложный бизнес. Первая мысль, когда с ним знакомишься: «я тоже так смогу». Рентабельность? Очень высокая. Административные барьеры? Практически нет: купил землю — и строй. По сравнению с проектами в городе, где согласования идут по три года, это рай. Специальные знания? Тоже вроде не надо: в строительстве, как и в футболе, разбираются все.

Минимальный входной билет на рынок частного девелопмента сегодня оценивается примерно в 100 тыс. долларов.

Чтобы уложиться в этот бюджет, можно купить 6–8 соток в садовом товариществе (30–40 тыс. долларов), подвести коммуникации (в дешевом варианте — 10–20 тыс. долларов) и тысяч за пятьдесят построить домик площадью чуть более 100 квадратных метров из пеноблоков или недорогих сэндвич-панелей. Такой коттеджик без отделки можно продать, если место более или менее пристойно, за 150 тыс. долларов.

Вдали от Москвы новый коттедж экономкласса можно приобрести у частного застройщика и за 80–100 тыс. долларов.

В целом в экономсегменте очевиден огромный дефицит и любое вменяемое предложение сразу находит покупателя. В зоне сорокового километра от Москвы один из частных застройщиков недавно осуществил следующий проект. Участок в 15 соток был разбит на два, и на каждом был построен аккуратный деревянный коттедж. Дома были быстро проданы — по 250 тыс. долларов.

А вот пример из другого сегмента. Небольшой участок с соснами площадью 8 соток в охраняемом поселке между Рублевским и Новорижским шоссе обошелся застройщику в 250 тыс. долларов. Подведение коммуникаций и строительство дома (350 кв. м) — более чем в 300 тыс.

Общение с риэлтерами и девелоперами позволило определить несколько групп частных застройщиков, имеющих разные стратегии на рынке.

 «Локальные монополисты» специализируются на строительстве в определенном районе или даже в одном населенном пункте. Часто выбирают лесные стародачные места типа Малаховки, Апрелевки или Немчиновки. Обычно живут там же и потому хорошо ориентируются на данном ограниченном пространстве, зная предпочтения тамошних покупателей. «Местные» первыми узнают обо всех продающихся участках и часто покупают их дешевле рынка.

«Для себя строившие» изначально возводят дом для себя, а потом оказывается, что почему-то он им не подходит. Или решение продать принимается потому, что выгоднее на вырученные деньги купить другой участок и там построить новый дом. В результате деньги, предназначенные для собственного жилья, начинают перекладываться с прибылью из проекта в проект.

Опытные девелоперы знают подноготную многих участков и, как правило, имеют выходы на перспективную землю.

Особенность нынешнего момента заключается и в том, что в последнее время небольшие земельные участки в Подмосковье резко подорожали — за год не менее чем на 30–40%. В результате сегодня найти подходящий по соотношению «цена—качество» участок весьма сложно. Один опытный девелопер даже отложил на время новые проекты:

«Все так дорожает, и я пока не понимаю новую экономику и что в ней надо строить». Так что если раньше, на быстрорастущем рынке лишь серьезные ошибки могли помешать частному застройщику получить хорошую прибыль, то теперь выход на рынок новых игроков не так прост. Тем более если учитывать все возрастающее давление со стороны коттеджных поселков.

Пожалуй, самая интересная категория застройщиков — «белые воротнички».

Это топ-менеджеры крупных московских компаний, развивающие собственные девелоперские проекты в Подмосковье. Их сильная сторона — наличие финансовых ресурсов и хорошее знание запросов покупателей. Им достаточно просто строить «как для себя», и люди их круга обязательно оценят. Это наиболее творческие девелоперы, стремящиеся не просто заработать денег, но и реализовать себя.

Один из таких застройщиков, катаясь на лыжах в Европе, влюбился в альпийский стиль и одним из первых стал строить коттеджи-шале в Подмосковье. Другой увлечен новыми технологиями: «В строительстве постоянно появляется масса новинок, и мне хочется их опробовать. К примеру, использование вентилируемых фасадов позволяет делать их даже зимой, что существенно сокращает время строительства.

Сегодня в подмосковье дома на продажу возводят сотни, если не тысячи частных застройщиков.

Достоверной статистики по «индивидуалам» не существует, но есть основания считать, что объемы этого рынка велики. «По объему рынок коттеджей от частных застройщиков сопоставим с рынком коттеджных поселков», — считает директор департамента загородной недвижимости компании «Миэль-недвижимость» Жанна Щербакова. Если это так, то суммарно годовой оборот этого сегмента рынка можно оценить в миллиарды долларов.

Явление масштабно, однако о частных застройщиках ничего не известно.

Есть и «близкие к администрации» доверенные лица чиновников, на которых регистрируются вновь выводимые земельные участки.

Часть такого землеотвода обычно сразу распродается, чтобы на вырученные деньги подвести коммуникации и начать строительство домов на оставшихся участках. Но «бесплатное» развращает — обычно это сказывается и на качестве строительства, и на продуманности концепции в целом. Часть землеотвода иногда вообще подолгу остается незастроенной: до своей доли у чиновников не доходят руки.

https://www.youtube.com/watch?v=kPN03gXY04Q

«Строители» идут от технологии, владея, например, деревянным производством. Имеют отлаженный технологический процесс и достойное качество, но часто строят на не самых удачных участках, так как не имеют прямого выхода на землю.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Ипотека и кредиты